07.12.1995
09:26
Когда за рулем Лариса Грибалева, все нормально, мама?

газета «Автобизнес», 7 декабря 1995

Если разогнать автомобиль до бешеной скорости, резко тормознуть и под поросячий визг тормозов крикнуть «Все нормально, мама!», любой честный гаишник проявит к вам неподдельный интерес. Примерно такой же, какой тысячи зрителей, поглощая в воскресенье утром кофе и бутерброды, проявляют к одноименной передаче. И, соответственно, к ее ведущей — Ларисе ГРИБАЛЕВОЙ.

Говорят, что любой мужчина после третьей рюмки уверен, что он отлично умеет воспитывать детей, управлять государством и автомобилем. А вот реакция женщины, впервые оказавшейся за рулем: «Я этому никогда не научусь!» Но если кто и страдает от излишней самоуверенности или чрезмерной робости, то только не Лариса Грибалева: «У меня такое чувство, что, посади меня сейчас за руль, я и поеду. Наверное, умела водить в прошлой жизни». И продолжает:

— В детстве я иногда держалась за руль нашей старой «Волги» вместе с папой. Но сейчас мне руль никто не доверяет, если только сама за него не уцеплюсь, в прошлом году я хотела пойти на курсы вождения вместе с Наташей Тамелой. Мы с ней работаем в оркестре под управлением Михаила Финберга. Ее родители купили машину, а водить некому. Но пока у нас нет времени, Я очень хочу научиться рулить, думаю, будет все нормально. Так как я человек дисциплинированный, правила выучу, если надо.

— С каким пунктом правил ты знакома лучше всего?
— А какие бывают? Ах да, со светофором связанные. А из знаков знаю «кирпич», потом, когда нельзя обгонять — машинка красненькая нарисована.

— Обычно первым делом припоминают знак «ограничение скорости»...
— С Егором Хрусталевым — продюсером передачи — мы часто опаздываем на съемки. И нас постоянно останавливают за превышение скорости. Придумываем всякие отмазки. Егор начинает объяснять, что в машине известная певица и телеведущая Лариса Грибалева. У нее через пять минут эфир. И тому подобное.

— Говорят, чтобы вызвать у гаишника чувство мужской солидарности, а это, соответственно, повлияет на сумму штрафа, надо попросить свою спутницу громко ругать водителя...
— Да? Меня всегда оставляют в машине. Думают, что если выйду, еще больше денег сдерут. Раньше, когда ездили с Наташей Тамелой, Егор говорил: «Вот везу солисток государственного оркестра, опаздываем на концерт.» А мы тихонько сидели и глядели на гаишника такими печальными и добрыми глазами: «Отпустите нас, дяденька». Короче, все было без особых проблем.

— Возможно, причиной такого внимания со стороны гаишников является и необычный автомобиль Егора, которым заинтересовался даже Валерий Сюткин...
— У Егора моя любимая машина — «Фольксваген—Жук», маленький, беленький. Правда, сейчас он ездит на такой крутой машине алого цвета, не помню марку, так как «Жучок» пока на ремонте. Но все равно, это самый стильный автомобиль.

— Егор дает посидеть за рулем?
— Мы ездим в основном по городу, а в городе лучше не испытывать судьбу. Но как—то я его упросила, так мы «целовались» то с одним бордюром, то с другим. Больше не дает. Ты смотри, не напиши об этом, а то его штрафанут. Хотя с поличным не поймали, а я могу наговорить все, что угодно.

— Можешь придумать правило дорожного движения от Ларисы Грибалевой?
— Как—то на меня нарисовали карикатуру: шапка, из—под которой видны только ботинки. Я бы перенесла этот шедевр на дорожный знак, подписала бы: «Осторожно, Лариса Грибалева!» и поставила бы возле общежития, где я живу.

— Если был бы создан фан—клуб, чему бы ты признавалась в любви: «Формуле—1», дорогам или автомобилю определенной марки?
— Ну, не дорогам же. Когда я рулила, мне казалось, что объезжаю все ямы, но это только казалось. Ям у нас в Минске достаточно. Но я езжу с такими профессионалами, что не чувствую неудобств. Вот когда еду в троллейбусе, мотает из стороны в сторону. А в любви я бы, наверное, признавалась джипу. Может, он меня услышал бы. Я часто во сне вижу себя за рулем именно джипа.

— Значит, верно утверждение о том, что маленьким людям нравятся большие автомобили?
— Моя голубая мечта — алый «Чероки». Не знаю, почему, ведь красный цвет не мой любимый. А высокие колеса приводят меня в трепет.

— Видимо, в детстве ты больше играла с машинками, нежели с куклами...
— Да ну, какие в Африке куклы у дочки военного. Чаще приходилось отрабатывать строевой шаг. Я пацанкой была. Потом, когда переехали в Полоцк, любила с папой ездить на нашей черной «Волге». Он редко выбирался куда—то, но давал мне порулить. Классно было, когда он заезжал за мной в школу. Представь, это были 80—е годы, тогда на «Волгах» ездили в основном министры. Так что я ходила гордая.

— Сеяла классовую вражду между учениками...
— Тогда мы жили в военном городке на окраине Полоцка. И всех восьмерых детей городка папа забирал из школы, набивал нами «Волгу». Так что классовой вражды не было.

— Женщины страшно любят дирижировать действиями мужчины: «Ну, давай же, обгоняй!», «Куда ты, ведь еще «желтый»! Ты даешь какие-то дельные советы папе или Егору?
— Хрусталев меня называет штурманом. Я ему начинаю сумбурно что—то советовать, когда останавливает гаишник. Но он не слушает никаких советов. Папе же я вообще ничего не говорю, потому что он начинает нервничать, кричать, что он водитель и сам все знает. Но когда не удержусь, говорит: «Правила пешеходов знаешь? Вот и пойдешь сейчас пешком».

— Почему ты ничего не рассказала о маме, ведь она тоже умеет водить?
— Да, у мамы были права, и она часто ездила на нашей «Волге». Но сейчас это дело забросила, боится садиться за руль, потому что давно не водила. Когда мы уехали жить в Благовещенск, машину оставили здесь, у бабушки, которая стирала с нее пыль и охраняла.

— «Все нормально, мама!» Какое средство передвижения нужно выбрать: самокат, велосипед, автомобиль, чтобы сказать эту фразу с уверенностью?
— Только не велосипед. Первая моя шишка появилась из-за него. Папа в детстве учил меня кататься. Я набираю скорость, думаю, он бежит за мной, оборачиваюсь — его нету. Я на всей скорости перелетаю через велосипед и прямиком в кусты. Короче, в первый день поездки была вся в царапинах.

— Видимо, это было не самое страшное...
— Как-то я набрала большую скорость. Вдруг вижу, впереди стоит машина, с одной стороны – теннисный стол, парни играли, а с другой едет еще одна машина. Получается, что мне ехать некуда. И я из трех зол выбираю меньшее: заехала прямо в парня. Я думала, он сейчас будет сильно ругаться, поэтому упала навзничь, как бы убилась. Он: «Что случилось? Все нормально?» Я: «Да, все хорошо». Быстрее на велосипед и удирать. А сейчас на велосипеде папа на дачу ездит. Хотя нет, вспомнила, недели три назад его украли из общего коридора. Поэтому, пользуясь, случаем, обращаюсь к ворам: Вы украли единственный велосипед Ларисы Грибалевой. Верните мой перламутровый синенький складной!

Беседовала Марина АЖГИРЕЙ.
Г-та «Авто бизнес» от 7 декабря 1995 г.