16.12.2003
18:34
Лариса Грибалева: «Ребенок – самая большая ценность в жизни»

«Женский журнал», декабрь 2003г.

Известную телеведущую, певицу, а теперь и молодую маму Ларису Грибалеву нередко можно встретить на одной из светских тусовок. Как выяснилось, Лариса уверена, что женщина может вполне гармонично совмещать успешную карьеру и роль хранительницы семейного очага. Но все же на сегодняшний день для телеведущей главное — дочь Алиса, ибо только с ее появлением семья стала по-настоящему полной.

— Лариса, сильно ли изменилась твоя жизнь после рождения ребенка?

— Если говорить о каких-то глобальных переменах, то их не произошло. Хотя, конечно, с рождением ребенка жизнь любой женщины меняется — и прежде всего с точки зрения переоценки ценностей. Они становятся совершенно другими. На первый план выхолит семья, причем я считаю, что только с появлением ребенка она становится полноценной. Вместе с этим, естественно, многие вещи начинаешь воспринимать по-иному.

— Говорят, что после рождения ребенка, прежде всего, меняется отношение к собственным родителям.

— Совершенно согласна. Ведь уже на собственном примере осознаешь, как твои папа с мамой за тобой ухаживали, носили на руках, переживали.

Знаешь, я очень много читала о том, как проходят роды, как нужно воспитывать ребенка, когда и что надо делать с малышом и т.д. Но оказалось, пока сам не попадешь в такую ситуацию, ты ничего не прочувствуешь и не поймешь. И никакие журналы, книги и рассказы подруг тебе не помогут. Только ты сама должна пройти через все это и понять, насколько важен ребенок в твоей жизни. Наверное, это самая большая ценность, которая только может быть в этом мире. Ребенок — то единственное, что по-настоящему важно в этой жизни. Популярность же поклонники, признание публики — отходят на второй план, и ты понимаешь, насколько все это суетно.

«Женский журнал», декабрь 2003г.


— Лариса, даже с рождением дочери ты не отказалась от работы на телевидении...

— Я считаю, что от жизни нужно стараться получить все удовольствия. Вот я их и получаю: от своей работы, от улыбки ребенка, от встреч с друзьями... И ничто не должно мешать друг другу. Мне очень нравится такой принцип: «Человек счастлив, если он утром с удовольствием идет на работу, а вечером с не меньшим удовольствием возвращается домой». Я считаю, что именно так и должно быть в жизни каждого человека.

— То есть ты полагаешь, что карьера и семья — вещи вполне совместимые и могут весьма успешно сосуществовать?

— Да. Поэтому, если у человека не складывается какая-то из этих двух «линий», то стоит задуматься: правильно ли он вообще выбрал свой путь? Или же ему просто немного не повезло. Очень плохо, если муж не понимает, что женщине в период ухода за новорожденным необходимо иногда выходить из дома — хотя бы для того, чтобы сохранить здоровую психику.

У меня есть несколько подружек, которые, родив ребенка, за три месяца сидения дома чуть не сошли с ума и теперь им нужно ходить к психотерапевтам. Я считаю, что во всем необходима мера. И воспитание ребенка, на мой взгляд, — не такое уж сложное занятие, чтобы нельзя было совместить его с работой. Мне в этом смысле намного проще, так как муж очень хорошо понимает мое положение, хотя он и занят не меньше, чем я. У него тоже творческая работа, плавающий график, поэтому, когда нужно, мы подменяем друг друга.

— На Западе, да и в Москве, у звезд модно рассказывать о своих детях. У нас же наоборот — многие известные люди пытаются скрывать от публики своих детей до определенного возраста...

— Но ведь у нас не Голливуд, где, как правило, все это приукрашено, и любое событие принято превращать, в рекламу и деньги. У нас такого нет, поэтому выдумывать что-то специально, работая на публику, попросту не имеет смысла. Более того, я категорически не соглашаюсь снимать ребенка ни на фото, ни на видео для того, чтобы рекламировать его в журналах и газетах. Считаю, что в этом нет никакой необходимости. Да, меня показывают по телевидению и фотографируют — но ведь это моя работа! И если Алиса станет артисткой или певицей, то она уже сама решит, нужно ли ей это. Пока же она слишком маленькая для того, чтобы противостоять эмоциям публики. Но в то же время я не настолько суеверный человек в этом плане, как, например, некоторые мои подруги. Хотя был такой случай. В роддоме я, еще, будучи беременной, села вязать. Тут подбегает нянечка и давай мне выговаривать: «Да ты что! Беременным вязать нельзя — пуповина перекрутится!». Я сразу же отложила спицы. Да, я, конечно, не беру Алису с собой в клубы, но в гости к друзьям мы частенько наведываемся вместе.

— О тебе можно сказать, что ты сама выбираешь друзей?

— Да. Раньше мне порой не хватало смелости с кем-то «не дружить», но сейчас я совершенно спокойно могу отказаться от общения с тем человеком, который мне не интересен.

Тем более что после появления Алисы, в связи с крайним дефицитом свободного времени, я просто вынуждена выбирать, с кем мне общаться.

— Ты согласна с тем, что с годами круг друзей сужается?

— Наверное, правильнее будет сказать так: круг замыкается. Да, я сейчас не слишком охотно пускаю новых людей в свою личную жизнь, то есть я теперь, скорее, завожу не друзей, а просто хороших знакомых. Хотя, надо признаться, мне всегда было интересно знакомиться с другими творческими людьми, узнавать что-то новое. У нас с мужем даже возникла такая идея: встретить наступающий Новый год в совершенно незнакомой компании, например, поехать куда-нибудь, не зная, кто там будет и что нам предстоит.

— Лариса, создается впечатление, что над тобой немного довлеет имидж не желающей взрослеть девочки-подростка. Это на самом деле так?

— В принципе, да. И я рада, что рождение дочери в этом плане мне очень помогло: люди стали относиться ко мне по-другому. А в свое время меня ведь приглашали работать в Театр Юного зрителя — актрисой травести. И я не пошла туда только по той причине, что очень боялась «заиграться» и остаться маленькой девочкой на всю жизнь. Мне это совсем не нужно. Хочется, чтобы люди меня воспринимали такой, какая я есть. На самом деле от своего амплуа, имиджа, очень тяжело отойти, тем более что его выбираешь, в общем-то, не ты сам, а те же самые зрители. Они тебя видят лишь с одной стороны и думают, что ты вот такая — «клоун по жизни». Но это надоедает, поэтому появление дочери — прекрасный повод показать, что я все-таки уже взрослая женщина с разносторонними интересами.

— А как же мнение о том, что творческие люди всю жизнь должны оставаться детьми?

— Это немного другое. Детьми, конечно, можно и даже нужно оставаться. Я и теперь играю в игры — как во взрослые, так и в детские.

Тем более, что когда рождаются дети, женщина становится тем же ребенком: покупает игрушки, играет в куклы и т.д.

— Ты не находишь, что поклонники стали относиться к тебе иначе?

— Пока не заметила. Наверное, мало еще прошло времени. Но отношение окружающих людей определенно изменилось. Я не скажу, что раньше у меня было много врагов, но сплетни обо мне распускали многие. Сейчас же все стали такими улыбчивыми и добрыми.

«Женский журнал», декабрь 2003г.

— Кстати, о сплетнях. Я сама не раз слышала, что у тебя якобы романы с Егором Хрусталевым, Владимиром Максимковым, Алесем Кругляковым... Как ты относишься к подобным слухам?

— Я их воспринимаю довольно спокойно. Это неизбежные издержки профессии. Но ведь, с другой стороны, нам, артистам, важно, чтобы о нас вспоминали. И конечно, я не скрываю того, что больше дружу с мужчинами. Они меня очень поддерживают в этой жизни, и так, в принципе, должно быть у каждой женщины. Поэтому все мои друзья — Хрусталев, Максимков, Кругляков — и попадают, что называется, «под раздачу» разным сплетникам. На первое апреля даже была задумана такая шутка, что у нас якобы роман с Сергеем Кухто. Подготовили целую передачу, причем мой муж работал оператором и сам снимал весь этот сюжет. Было очень смешно. И я теперь все время подкалываю Кухто, что он «воспользовался» моей популярностью и сделал на мне имя. Когда я в Витебске жила, про меня в институте то ходило много всяких слухов. Поэтому я привыкла к тому, что, если человек на виду, активен, а не похож на амебу, — про него всегда много говорят, и это вполне нормально.

— Думаю, многих твоих поклонников интересует вопрос: почему ты не осталась работать в Москве. Наверняка было много предложений...

— Да, предложения были, но, скажем так, не такие заманчивые, как хотелось бы. Мне ведь тогда не двадцать лет было, для того чтобы бросаться в омут с головой и жить в общежитии или съемной квартире, где в одной комнате обитают еще пять радио ди-джеев. Кроме того, я хорошо знаю ситуацию — нужно безумно много работать, чтобы завоевать то положение, которое я имею в Беларуси. Тем более по тому контракту я не могла иметь ребенка и т.д. Поэтому, отказавшись, я, как мне кажется, выбрав оптимальный вариант. Иначе я бы потом наверное очень сожалела и не простила московских режиссёров и продюсеров: ведь если бы я полностью отдала себя профессии, то у меня не родилась бы Алиса. Там очень жестокий бизнес, и приходится соглашаться на их условия, а здесь, в Беларуси, я могу диктовать свои.

— Ты в жизни все свои поступки так же взвешиваешь, или все-таки чаще идешь на поводу у эмоций?

— Я, скорее, подчиняюсь больше интуиции, чем эмоциям. Не могу точно это выразить. Мне все-таки кажется, что женщина — по самой своей сути — не может все просчитывать. Многие поступки она совершает интуитивно.

— То есть ты не относишься к тем, кто утверждает, что на самом деле женщины сегодня намного умнее и сильнее мужчин?

— Я скажу так: мы просто разные. Вот и все. Каждый по-своему хорош и у всех есть свои «тараканы» в голове, поэтому нельзя говорить о том, что кто лучше, а кто-то хуже.

«Женский журнал», Лилия КАМЛЮК, декабрь 2003г.