17.09.2012
23:12
Лариса Грибалёва рассказала «Гомельским ведомостям», почему сбежала из дома по балкону!

 Она могла бы пополнить список самых миниатюрных успешных знаменитостей. Невысокий рост и хрупкое телосложение не помешали ей  добиться большой популярности.  Всего в 153 сантиметрах бурлит неиссякаемый источник жизненной энергии и струится поток оригинальных смелых творческих идей. 

Телеведущая, отличная жена и мама, певица и успешная бизнес-вумен, Лариса Грибалёва рассказала «Гомельским ведомостям», почему сбежала из дома по балкону, как наказывает своих детей и где теперь знаменитая шляпка, которая принесла артистке удачу.  

– Лариса, в детстве случалось, что ваша мама прогнозировала ваше будущее, дескать, будешь, дочка, артисткой? И кем хотели стать вы сами?

– Мама у меня главный бухгалтер, и, конечно, ей хотелось, чтобы я была хорошим экономистом. Пришлось даже закончить после школы специальные курсы для поступления в экономический университет. Тогда мы жили в Благовещенске, а родилась я в Витебске. После курсов учёбу планировалось продолжить в Питере. Правда, мечтала я совершенно о другом: мне хотелось быть учителем начальных классов.

Часто приходилось переезжать из одного города в другой, ведь мой отец – военный. Вернувшись в родной город, пока мама отдыхала в санатории, воспользовалась удобным случаем и поступила в Витебский педагогический институт.

Что касается творчества, то сама не представляла, что это станет моей профессией, тем более, мама изначально была против певческой карьеры. Дома меня закрывала в комнате, чтобы я учила уроки, а не ходила на репетиции. Для меня это было страшнее всего. Однажды я сбежала на репетицию с четвёртого этажа по балкону. Даже когда меня пригласили на работу в Национальный академический концертный оркестр Беларуси под руководством Михаила Финберга, мама не хотела отпускать в столицу. Она говорила: «Не потяну. В столице сложно». Но жить и работать учителем в школе в посёлке Боровуха, на тот момент родители жили там, мне не хотелось. И я приняла предложение Михаила Яковлевича и уехала в Минск.

– А вы строгая мама? Как наказываете своих детей за непослушание?

– У меня двое детей: сын Арсений и дочка Алиса. Они то любят друг друга, то дерутся. Впрочем, как и все дети. Развожу их в моменты ссор по разным комнатам. Меня очень расстраивает, если они что-то не берегут, ломают. Я им объясняю, что это нехорошо. Не люблю, когда разбрасывают свои вещи, приучаю их к порядку. Говорю: «Ребята, всё убрали, иначе мама начнёт летать на метле». Они начинают перешёптываться: «Сейчас мама сядет на метлу. Нужно всё быстренько убрать». В принципе, я строгая мама. Как педагог начальных классов, знаю, что детям, чтобы они в плане физическом и эмоциональном чувствовали себя хорошо, нужно соблюдать режим. У меня они спят и кушают строго по расписанию.

– Кто ваш главный критик? Кто даёт советы? Или ваше творчество неприкосновенно?

– Моим критиком всегда была мама. Но после того, как мы переехали в свой дом, мы стали реже видеться. Сейчас дети – мои самые преданные слушатели. Я у них какая-то  культовая личность в этом плане. Они мои песни наизусть знают и поют. В машине просят поставить диск с моими музыкальными композициями. Очень обижает их, когда другие дети критикуют моё творчество. Как-то Алиса сказала: «Мама, я попросила на дискотеке в лагере поставить твою песню, а мне

девочки говорят: «Да она же уже не модная, устарела твоя мама»». Алиса расстроилась, но я ей объяснила, что каждый имеет право на своё мнение.

Самый строгий критик  – это, конечно, я. Не люблю себя слушать и считаю, что не спела ещё песню, которая была бы самой лучшей. Но я обязательно напишу что-то сама.

– Правда, что вы с родителями какое-то время жили в Африке?

– Да, это правда! Туда направили отца для прохождения военной службы. Но я практически ничего не помню. Мне было совсем мало лет. О том, что мы жили в Камеруне, рассказывала мама. Это была закрытая территория, что-то вроде военного городка, и до определённого времени данная информация была секретной.

– От кого по наследству достался артистический талант? Слышала, что ваш отец стихи писал.

– Мой папа не только стихи писал, но и песни прекрасно пел, а мама хорошо танцевала. И поскольку мы жили в военном городке, где все – одна семья, то сами устраивали себе праздники, в которых  принимали участие. Каждый сам по себе был местной знаменитостью. Помню, что, как только смогла петь, практически на всех мероприятиях исполняла песню Красной Шапочки. Позже даже в оркестре её пела.

– Что даёт вам силы преодолевать трудности, когда кажется, что мир уходит из-под ног?

– Вопреки всему я всегда собираюсь. Нет у меня такого, чтобы  опустила руки или бежала от проблем. Меня не возвращает в строй даже отдых. Мне тогда, наоборот, кажется, что ещё больше что-то упускаю и теряю. Состояние какой-то «разобранности» длится недолго.

– Расскажите о вашем благотворительном проекте «Золотое сердце»

– Началось всё с того, что мы решили помочь одному из детских домов, как только открыли свой бизнес – «Праздничное бюро Ларисы Грибалёвой». Воодушевлённые, часть первых заработанных денег решили отдать на лечение тяжелобольных детей. Также отвезли ребятам необходимые вещи и игрушки. Мне запал в душу мальчик Андрей, у которого было больное сердце. Решили взять его, как говорится, под своё крыло. Нанимали ему сиделку, поддерживали.

Когда я лежала с ребёнком в инфекционной больнице, с небезразличными к судьбам больных детей людьми также собирали деньги на подгузники и прочие вещи. На самом деле в нашей стране много людей, которые оказывают подобную помощь, просто это не афишируется.

– В одном из интервью вы сказали, что вас заметили и пригласили на первый канал работать ведущей популярной программы «Всё нормально, мама!» благодаря хорошо продуманному образу. Многие помнят эту знаменитую шляпку. Где она сейчас?

– Это шляпка моей бабушки. Никому я её не передаривала. Сейчас она хранится у меня дома: своеобразная семейная реликвия. На конкурсе молодых исполнителей, на национальном фестивале песни и поэзии «Маладзечна-94» я выступала уже в другом головном уборе.

Раньше не было стилистов, артисты сами создавали себе образ из того, что было. В то время я жутко фанатела по Лайме Вайкуле. Она казалась мне весьма оригинальной. На конкурсе все девочки были в красивых платьях и на шпильках, а я – в ботинках на большой тракторной подошве и шляпе. Естественно, выделялась из всех. Прошла первый тур, потом второй. Честно говоря, как артистка я совершенно была не подготовлена. На второй тур в Молодечно решила немного изменить образ на более нежный и романтичный: надела белую шляпу и костюм. Но это было ошибкой. Ведущие – Егор Хрусталёв и Анжелика, тогда ещё не Агурбаш, а Лика Ялинская – первым делом спросили у меня, где моя шляпа и ботинки. К счастью, всё прошло хорошо, и вскоре я стала телеведущей.

– А в повседневной жизни носите шляпки?

– Да, шляпки я люблю, правда, сейчас реже их ношу. Это отличный аксессуар, когда нужно скрыть отрастающие корни волос или небрежную укладку. Шляпка спасёт тебя в любой ситуации.

*  *  *

В любой ситуации спасает Ларису Грибалёву и оптимизм, с которым она шагает по жизни. Благодаря позитивному настроению и вере в собственные силы успех буквально преследует её повсюду. Везде у неё всё хорошо – и в бизнесе, и в карьере, и в личной жизни.

Татьяна АНИСОВЕЦ, «ГВ».

Фото Анны ПАЩЕНКО, «ГВ».